23:20 

3

Кукловод.
В бутылке вина больше философии, чем во всех книгах. (с) Луи Пастер
Обсидиановые крылья
Часть 3. Хозяин своры

День выдался на редкость прекрасным для воскресного праздника. Зеленые луга заповедника были заполнены разноцветными палатками, атласными флагами, людским гомоном и самыми вкусными запахами, которые только можно себе представить. День Сигура всегда отмечался с большим размахом, и в нем участвовали даже те, кто знать не знал о таком боге. Сигур благоволил охотникам любых мастей, и в его праздник показательные выступления звероловов становились основным событием, привлекающим огромное количество зевак.
Денег, вырученных у лорда Рейвена, было предостаточно на несколько месяцев безбедной жизни для команды Златокрылого. Так что наемники со спокойной душой могли себе позволить как следует развлечься на гуляниях в честь Сигура, к вящей радости Марики и Аргнара и огромного недовольства Наэмы – деолийка предпочла бы заняться делами.
Марика, в простом ситцевом платье и платке, скрывающем ожоги на ее голове, скакала в толпе, то и дело дергая Вильгельма за руку, стремясь показать ему как можно больше диковинок, которых домоседу-принцу раньше видеть не довелось. То же самое делал Аргнар, только его рывки за плечо были более болезненны.
- Вэл, давай выпьешь со мной этого перцового варева, а? – громогласно вещал варвар, пытаясь утянуть порядком встрепанного парня в свою сторону.
- Нет, нет, - протестовала Марика, - сначала он должен пойти со мной к той лавке и купить жабьей икры для настоя!
Вэл то и дело оборачивался к Наэме, но та только делала вид, что очень недовольна всем происходящим, лишь изредка позволяя себе неосторожно улыбнуться, глядя на свою радостную команду. Терпение Вильгельма закончилось окончательно, когда восторженная шаманка сунула ему в руку паука на палочке, облитого густой карамелью, со словами «такой вкусноты ты в жизни не пробовал». Принц позеленел и поспешно ретировался с поля, обосновав все тем, что Лис пропускает все веселье и надо бы его разбудить.
Солнце уже почти подошло к полудню, когда Вэл осторожно постучал в дверь каюты ловчего. Сегодня этот лентяй спал гораздо дольше обыкновенного. Ответа не последовало, и принц вошел внутрь. Картина, представшая перед его глазами, заставила его залиться краской от смущения и поспешно прикрыть глаза рукой.
Лис валялся на кровати, абсолютно голый, курящий какую-то ароматную трубку, и белесый дым уже порядком скопился под потолком. Рядом с ним, прикрытая покрывалом, на животе спокойно спала какая-то незнакомка, черные густые волосы закрывали ее лицо. И еще одна прекрасная юная девица сидела на высоком табурете неподалеку, играя на лютне. Огненно-рыжие кудри почти достигали нагой груди. Она обернулась на вошедшего, и Вэл увидел россыпь солнечных поцелуев на ее щеках. Нисколько не смутившись, дамочка широко улыбнулась и продолжила не очень мелодично бренчать на музыкальном инструменте.
- О, Вэл, доброе утро, - жизнерадостно приветствовал Лис, махнув рукой, - что, полдень уже?
- А… - принц сглотнул вязкую слюну, подавился и раскашлялся.
Рыжая незнакомка прижала кулаки к бокам, строго глядя на ловчего, но тот лишь пожал плечами.
- В самом деле, где же мои манеры. Простите, ваше высочество, - словно спохватившись, сказал он, - не хотите присоединиться? Кета жаждет с вами познакомиться.
Огненновласая Кета приосанилась и похлопала ресницами в сторону Вэла, не знающего, куда деваться от смущения. Он вновь попытался выдавить из себя слова, но в горле словно застрял тот самый карамельный паук, не позволяя произнести ни звука.
Лис коротко хохотнул.
- Ладно, - он потянулся, в наслаждении похрустывая суставами, - все равно смотрины уже скоро, пора и вылезти из постели. Так что ли?
С этими словами он хлопнул лежащую рядом по спине, и она подняла голову. И тут Вэл к своему огромному удивлению и смущению заметил, что эта незнакомка на самом деле оказалась мужчиной. Это стало последней каплей. Вспыхнувший до корней волос принц вылетел из каюты, захлопнув за собой дверь.
Праздник Сигура обычно проходил в два дня. Самые талантливые охотники приводили на смотрины свои лучшие своры охотничьих псов, и организаторы объявляли конкурс. В лесах и полях заповедника специально целый год выращивались мираджи, и полчища этих существ – крупных песочно-желтых зайцев с витыми рогами во лбу – сновали в высокой траве. Мираджи были куда проворнее и смышленее обычных промысловых зверей, и победителем становился тот, чьей своре окажется под силу перехитрить наибольшее число быстроногих существ.
- В этом году зрелище обещает быть просто великолепным, - сообщила Марика, перегибаясь через ограду.
В загончике взбудоражено лаяли небольшие белые псы с жесткой шерстью и торчащими вперед усами. Некоторые с видимым удовольствием подставлялись под тонкие пальчики шаманки для почесывания.
- Можем поспорить с тобой на победителя, как обычно, - лениво предложил Лис, оценивающе глядя на прыгучих собачонок, - предлагаю ставку в двести монет.
Вэл слушал собеседников вполуха, все еще не придя в себя от красочной утренней картины, ярко предстающей перед глазами. Лис, впрочем, вел себя как обычно – ему явно было плевать на мнение принца, а может, ему наоборот нравилось каждый раз его шокировать.
- Отлично, готовь деньги, - Марика спрыгнула с ограды и протянула ловчему ладошку, - я выбираю вон ту свору.
Лис и Вэл одновременно повернули головы, чтобы оценить фаворитов девчонки. У нее был глаз-алмаз. Выбранная ею стая казалась лучшей среди участников. Серебристо-серые длинноногие борзые грызлись под алым навесом за брошенную им кость. На их длинных шеях болтались красные обереги, на атласных шкурах играло солнце, подчеркивая тонкость костей и крепкость мышц. Здесь были одни суки, яростные и злющие, словно черти. У Лиса вытянулось лицо – если бы он выбирал первым, то, кажется, тоже поставил бы свои деньги на незнакомую свору.
- Хороший выбор, Марика, - Вильгельм с мстительным удовольствием хлопнул шаманку по плечу, косясь на почесывающего бородку ловчего, - на этот раз герою-любовнику придется раскошелиться.
- Неплохо, - произнес раздраженный голос позади наемников, - только у этой своры нет никаких шансов.
Обернувшись, собеседники увидели перед собой молодого господина из тех вельмож, что прибыли на праздник издалека. На его расшитом бисером и бахромой шелковом костюме висела алая лента с номером – знак участника охотничьих соревнований. Смуглая кожа, длинные волосы, сплетенные в косички с сотней звонких монет, и изогнутый сгустком пламени кинжал – Вэл прекрасно знал, кто находится перед ним.
- Лорд Вишу, - принц вежливо поклонился юноше, но тот едва удостоил его взглядом. Вишу принадлежал к древнему роду, присягнувшему первой ветви королевской семьи, отпрыски второй их мало интересовали. Тем более те, кто сбегал из дворца и обрезал себе волосы, подобно последнему крестьянину.
- Откуда вы знаете, что эти собаки не победят? – не очень вежливо поинтересовалась Марика, все еще вполне уверенная в своем выборе.
- Потому что это мои псы.
Вишу зло осклабился, и поманил наемников за собой, направляясь к соседнему загону, с яркой оранжево-зеленой палаткой. Заинтригованные, они последовали за лордом без вопросов. Огражденная территория была полна детей всех возрастов, их громкие голоса, споры и смех перекрывали даже шум базара. И поначалу, с первого взгляда, невозможно было заметить среди них шустрых псов среднего размера, с белоснежной шкурой, висячими рыжими ушами и хвостами, не прекращающими движения ни на секунду. Собаки казались слишком счастливыми, резвясь и играясь с крестьянскими детьми.
- Это ваш будущий победитель, - в эти слова Вишу вложил столько презрения и ненависти, словно перед ним ползали распадающиеся на части зеленые слизни.
- По первому взгляду не скажешь, - ответил Лис.
Псы, восторженно завывая, носились по загону за кожаными мячами. Они производили впечатление самых простых дворовых собак, стерегущих гусаков от лисиц.
- С тех пор как фермер Гуддс приобрел заливные луга возле Черного леса, он купил себе небольшую охотничью свору, - пояснил лорд, - и с того самого дня он не пропускал ни одного праздника Сигура и ни разу не проигрывал состязание.
Тяжело было поверить, что псы, ведущие себя как несмышленые щенята, позволяющие детям трепать бархатные уши и забираться пальцами в зубы, действительно могут иметь такую репутацию.
- Слушайте, - Вишу сложил руки на груди, глядя на Лиса из-под бровей, - вы же капитан Златокрылого? Узнал вас по спутнику, - он слегка высокомерно кивнул на Вэла, - я заплачу высокую сумму, если вы узнаете секрет Гуддса и его своры. Я уверен, он ведет грязную игру. Отдам все свое золото только за то, чтобы снять его с состязаний.
Лис задумчиво взглянул на резвящихся собак. На зеленых ошейниках болтались золотые медальоны, сверкающие в солнечном свете. Даже отсюда можно было увидеть на каждом рисунок цветка.
- Я почти уверен в вашей правоте, господин Вишу, - сказал он с улыбкой.

***


Весь остаток первого дня праздника Лис только и занимался тем, что скупал разнообразные лакомства – петушки на палочках, помадки, обсыпанные кунжутом конфеты из роз, апельсиновые цукатки и многое-многое другое. И ему приходилось периодически бить по рукам каждого из членов своей команды, тянущей жадные пальцы к ароматному добру. К вечеру Марика затаила на него такую огромную обиду, что мужчине пришлось пообещать шаманке взять ее на охоту ночью, чтобы она перестала грозиться порчей, вызывающей обильный рост черных волос на лице. Само собой, Вильгельм увязался за ними под предлогом присмотра за девушкой, которую он не отпустил бы с Лисом одну куда-то среди ночи после увиденного утром. В итоге ловчий сошел с трапа с кислым лицом и двумя на редкость счастливыми зеваками. В отместку он заставил каждого из них нести все необходимое для подлунной прогулки.
Палатка Гуддса находилась почти у самого края стоянки участников, так что пробраться к ней охотникам удалось почти незамеченными. Уставшие за день белые псы спали в тесной куче в углу, никто из них и ухом не повел, когда к ограде приблизились ловчий и его предвкушающая приключение компания. И тут Лис совершил настолько богохульный поступок, что Вэлу пришлось поспешно сжать Марике рот, прерывая возмущенный вскрик.
Ловчий принялся разбрасывать накупленное за день угощение. Целыми горстями в траве исчезли цукаты, засахаренные орехи, паточные конфеты. Бросая несколько сладостей, мужчина отступал на шаг, постепенно удаляясь от загона и всего лагеря. Вэл и Марика следовали за ним в полной тишине – все равно Лис не ответил бы ни на один заданный вопрос. Последняя крошка упала в цветы далеко на лугу, после чего ловчий вынул из мешка большую стеклянную банку и аккуратно уложил ее среди листочков и лепестков, уместив внутри большой кусок ягодного пирога, облитого медом. На этом ритуал, видимо, был окончен, потому что Лис повалился на землю неподалеку от странной конструкции и похлопал по траве рядом с собой, приглашая молчаливых зевак присесть рядом.
Высоко в небе засияла серебром луна.
- И кого ты ловишь? – шепотом поинтересовался Вэл, жуя былинку и стараясь не глядеть в сторону импровизированной ловушки. В животе противно бурчало.
- Это же феи, верно? – предупредила ответ Марика, в ее глазах сверкал искренний восторг.
Принц скептически фыркнул. Однажды они с Лисом уже ловили фей, в итоге Вэл в не очень приятном положении прилип к спине плотоядной лошади. Да и какая связь могла быть между собаками Гуддса и какими-либо феями?
Но к его удивлению мужчина рассеянно кивнул в ответ, не отрывая взгляда от цветочной россыпи на лужайке. Его собеседники тоже притихли, пытаясь разглядеть то, что хотел увидеть он. Прошло не больше десяти минут, как в цветах сверкнула крохотная звездочка света, и Лис сорвался с места, бросаясь к ловушке. И когда Марика и Вэл подоспели следом, в его руках уже красовалась плотно закрытая крышкой банка.
Внутри, на куске пирога сидела крошечная недовольная девчушка, сложившая руки на груди и обиженно отвернувшаяся от лиц охотников. Она была ростом с ладошку Марики, совершенно нагая, ее кожа имела приятный зеленоватый оттенок и была покрыта кое-где крохотными звездчатыми цветами. За спиной сверкали четыре прозрачных стрекозиных крыла. Малышка и была тем сиянием, которое Вэл первоначально принял за отблеск луны на стекле. Принц впервые видел фею настолько близко, да еще и такую забавную, полную оскорбленного достоинства.
- Вот это да, - произнес он почти шепотом, - а оно умеет говорить?
- Оно?!
Вэл едва не отшатнулся. Фея не раскрывала рта, но голос, который у такой малышки должен был звучать пискляво и неслышно для человеческого уха, раздавался где-то возле самого его уха и походил больше на звонкий бег ручейка.
- Ты еще спроси, может ли ОНО работать как светильник, если его в лампе держать, - продолжала возмущаться фея, от злости даже притопнув ножкой по медовой поверхности пирога.
- Вот как тебе не стыдно, Вэл, - Марика довольно чувствительно ткнула принца под ребра, - имей уважение.
- Я сейчас вас выпущу, миледи, - Лис поднес банку к лицу и улыбнулся, - обещаете не исчезать тут же? – он сложил руку в кулак и вытянул мизинец вверх.
Фея недовольно надулась и похлопала хрустально-прозрачными крыльями, поднимая крошечный мизинец в ответ. Лис серьезно кивнул и открутил крышку, выпуская малышку наружу. Детская клятва каким-то образом действительно оказалась важной для столь древнего волшебного существа. Вильгельм поспешно отвел взгляд, его раскрытый рот и распахнутые глаза были верхом неприличия.
- Ландыш, - представилась фея, зависая в воздухе перед лицом ловчего, - зачем вы так коварно заманили беспечную девушку в ловушку? – она не шутила, картинно заламывая руки перед его глазами.
- С чего это ваши собаки с холмов работают на фермера Гуддса? – строго спросил Лис, укоризненно глядя на малышку.
К и без того огромному удивлению Вэла, фея стыдливо спрятала глаза и убрала руки за спину.
Заливные луга у Черного леса всегда были прибежищем маленького народца. Феи ухаживали за ними, за дикими цветами, за землей, за деревьями и животными, населяющими обширную территорию. Немало людей претендовали на этот участок, но никому из покупателей не удалось прожить здесь хотя бы неделю. Все они хотели отдать земли под пашни и использовать леса как охотничьи угодья. И никто из них не думал о том, что населяющие эти места фейри не согласны с этим мнением.
- Свен Гуддс был так мил, - продолжала Ландыш, - оставлял нам сладости, возделывал землю аккуратно и сеял цветы на продажу. И не трогал наших зверей, наших коз и стерегущих их собак.
Псы с холмов очень привязались к Свену. Они хорошо чуяли добрых людей, и в конце концов начали помогать фермеру в пастьбе его собственных коров. Фейри совершенно не были против таких привязанностей. Ведь мир между формальным хозяином земли и настоящим ее владельцем наконец-то был установлен.
- В первый раз мы отправились с ним на состязание Сигура, когда Свену подняли налог, - фея взволнованно вглядывалась в глаза Лиса, - ему нужны были деньги на содержание семьи с большой дружной ватагой детишек. Мы выяснили – в правилах не сказано, что необычные породы собак запрещены!
- Так и есть, - вставила Марика, - они просто должны быть собаками, хоть изрыгающими огонь – это уже не имеет значения. Сигур покровительствовал любой охоте, даже Красной.
- Лорд Вишу с вами не согласен, - начал было Вэл, но смолк под разозленным взглядом феи.
- Этот недостойный человек тоже как-то хотел приобрести наш луг, - ее голос звоном прозвучал в ушах слушателей, - вознамерился построить там свинарник и мясницкую, представьте себе! На нашем цветочном луге!
Марика возмущенно поддакнула, чем заслужила покровительственную благодарную улыбку Ландыша. Вильгельм задумался. О лорде Вишу ходили самые разные слухи, и один был хуже другого. Вишу был жестоким, мелочным и обладал горячим нравом. Слуги его боялись, да и крестьяне недолюбливали. Лорд любил только железо, власть и победу, а остальное казалось ему незначительным. Этот вельможа как нельзя лучше подходил покровительствующей ему первой ветви королевской крови. Днем принц даже не задумался об этом, но сейчас темные мысли наводнили голову.
- Нам тоже лучше не связываться с Вишу, - сказал Вэл и мрачно взглянул на фею, - не окажете нам честь проследовать за нами, чтобы быть свидетелем исполнения правил состязания? Чтобы лорд не мог ничего противопоставить? – он низко поклонился фее, и та зарделась от смущения.
Она согласно похлопала крыльями и внезапно задумчиво прижала палец к губам.
- А бедной голодной девушке полагается немного медового пирога? – прозвучал ее смущенный, полный надежды голос.
Марика сорвала с головы платок и потянулась к фее, чтобы укрыть ее в ткани.
- Конечно, миледи, - торжественно провозгласила шаманка, - я лично прослежу за тем, чтобы вам достался самый сладкий и ягодный кусок!
- А мне очень нравится ваши волосы, - фея восхищенно разглядывала полулысую макушку Марики, прячась в платке, - я непременно сделаю себе так же!
Вэл и Лис одновременно переглянулись. Марика расплылась в совершенно счастливой улыбке.

***


Второй день праздника Сигура проходил именно так, как предсказывал Вишу. Собаки Гуддса были выпущены в луга около полудня, и спустя пару часов они уже побили рекорд лучших охотничьих псов соревнований. Почти сотня мираджей без единой царапины скакали в специально подготовленных загонах, а Свен принимал поздравления восхищенных зевак. Только один человек, кажется, был недоволен происходящим. Лорд Вишу просто пришел в бешенство.
- Который год, - кричал он организатору, хватая его за зелено-синюю судейскую ленту, - это же просто несправедливо! Его псы – порождения бесов, не иначе!
Бедный мужчина, прижатый вельможей к ограде, мог только поднимать руки и вяло отнекиваться, пока сквозь толпу зевак не пробрались Лис и Вэл. Позади них шла Марика, гордо неся свою странную прическу, оставленную огнем – Наэма и Ландыш приложили руку, и остатки волос были сплетены в косы, украшенные полевыми цветами.
- Лорд Вишу, - громко сказал Лис, пропустив шаманку вперед, - мы исполнили вашу просьбу – узнали секрет собак Гуддса.
По рядам зевак пронесся шепот. Свен, подошедший только что, замер, удивленно глядя на незнакомцев. В руках он держал обрезанный вишневый пирог.
Вишу отпустил несчастного судью и повернулся к Лису. В его темных глазах мелькнул бесовской восторг, он выглядел вороном, настигшим свою добычу. Организатор позади него поправлял наряд, ворча что-то о вспыльчивости некоторых людей.
- Дело в том, - бойко продолжила Марика за ловчего, - что эти собаки не только этого прекрасного человека. Они принадлежат так же и им, - она аккуратно развернула платок, предоставляя всеобщему обозрению Ландыш, грациозно устроившуюся на ее ладони.
- Но документы на собак в порядке, - судья, кажется, был удивлен не меньше всех собравшихся.
- Потому что это подарок, - ответил Свен, смущенно улыбаясь.
Вокруг него разом вспыхнули несколько огоньков – то там, то тут прямо из ниоткуда возникали маленькие феи, их крылышки сверкали в солнечном свете, и личики были перемазаны вишневой начинкой пирога. Каждая из малышек согласно кивала. Ландыш слетела с ладони Марики, лунной искрой присоединившись к своим родичам. В толпе зевак засияли улыбки, шепот скорее был одобрительный, чем разозленный. Гуддса здесь знали все, а половину выигрыша фермер всегда тратил на праздник для остальных. Кому было какое дело, что он выигрывает третий год подряд?
- Я же говорил, - торжественно провозгласил Вишу, не обращая внимания на всеобщее отвратительное умиление, - вы обязаны снять этих шавок с состязаний.
Судья задумчиво почесал подбородок.
- К сожалению, в правилах не сказано, что нельзя использовать собак холмов в соревновании, - сказал он, - Свен является владельцем своры, а откуда она у него – уже не наше дело. Ну, все решили?
По лицу Вишу поползли алые пятна, на виске вздулись вены от злости. «Вот напыщенный павлин», - шепнула Марика Лису, пожалуй, куда громче, чем следовало. Вельможа повернулся к организатору, но тот уже отправился к Гуддсу, чтобы воочию понаблюдать за прелестными фейри, которых не так-то легко увидеть смертным. Свен хлопнул его по спине, приглашая в свою палатку, и оба удалились с поляны. Толпа тоже постепенно рассосалась, возбужденно переговариваясь.
- Думаю, просить с вас плату не стоит? – с полуусмешкой поинтересовался Лис у окаменевшего Вишу.
Лорд стрельнул в ловчего взглядом, полным ненависти. И, внезапно, он кинулся вперед, хватая Марику за руку и прижимая к себе, шаманка не успела даже вздохнуть. Платок слетел с ее ладони, из прически снегопадом посыпались лепестки ромашек. Предупреждая порыв Лиса и Вэла броситься на помощь девушке, Вишу уже прижимал к горлу пленницы кинжал. Лезвие в виде сгустка пламени почти касалось светлой кожи.
- Раз в правилах не указано, какой породы должны быть собаки, - выплюнул лорд, крепко стискивая Марику, - найдите мне самых свирепых псов, способных растерзать свору Гуддса. В этом году победителем должен стать Я!
В его глазах светилось безумие. Его рука сжала горло шаманки, принуждая ее глотать воздух и безуспешно хвататься пальцами за бархатный рукав вельможи. Вэл почти слышал громкое биение своего сердца. Лис выругался сквозь зубы.
- Малышка с длинным и острым язычком будет вас ждать, - уголки губ Вишу поползли вверх, обнажая неровный оскал улыбки, - а теперь – пошли вон!
Других вариантов не было. Марика могла погибнуть слишком быстро, даже не успев понять, что произошло. Звать подмогу? Вишу, кажется, готов был попасться в руки охране – даже за убийство при его деньгах он отделался бы легко, а вот шаманку это уже не спасло бы.
В голове Вэла лихорадочно скакали мысли, он несколько раз обернулся на пленницу, прежде чем нагнать Лиса, упрямо пробирающегося мимо палаток и загонов к кораблю. Ловчий сжимал пальцы в кулаки и едва слышно матерился сквозь зубы. Коснувшись его плеча, принц увидел во взгляде блондина мрачную решимость.
- Я знаю, где достать ему собак, - выдохнул Лис, - он их вовек не забудет.

***


- Их нельзя использовать.
Наэма мрачно барабанила пальцами по столу. Кто знал, что веселый праздник обернется подобной бедой. Лис определенно имел талант попадать в опасные истории и втягивать в них находящихся вблизи.
Стоящий перед деолийкой Аргнар вертел в крепких пальцах тусклый амулет. Желтый камень в оправе давно уже треснул, по оправе вкруговую мчались гончие. Варвар почесал щетину.
- Это хороший план, капитан, - сказал он, покачав головой, - тебе нужно было спихнуть контракт, а тут такой случай.
Деолийка осклабилась.
- Если бы все было так просто, Аргнар, - пробормотала она, - врагу не пожелаешь такой участи.
- Слушай, Нэм, - мужчина уперся кулаками о стол, и капитан увидела разбитые костяшки на его пальцах, - если бы я был там, я бы лично свернул голову ублюдку. Содрал бы с него кожу, раскрыл бы его ребра как крылья, глаза насадил на пики, коснись он хоть волосинки с головы Марики. Считай, он легко отделается.
Темнокожая женщина подняла на него взгляд. Аргнар никогда не шутил, когда говорил о подобном. Зная о его прошлом, можно было бы предположить, что орлиные крылья из ребер стали бы Вишу самой легкой смертью. Но медальон… Она ведь знала, что это такое. Это был ответственный шаг.
Только вот ценность жизней команды Златокрылого, команды Наэмы была куда выше, чем у остальных людей. Деолийка склонила голову и твердо кивнула, подтверждая собственные мысли.
- Лис договорился с саранчой, - Аргнар хмуро хмыкнул, - все пройдет как по маслу, не беспокойся.
Наэма только тревожно взглянула на закрытую за варваром дверь. «Дэнди вернется за своими псами», - прозвучало у нее в голове.
Соревнование уже подходило к концу. Вишу остался последним участником, и пока первое место занимал Гуддс и его собаки холмов. Медальон Наэмы должен был изменить ситуацию.
Когда наемники Златокрылого вошли в палатку вельможи, солнце уже почти склонилось к закату. Вишу вырвал артефакт из рук Лиса и залил его кровью, прежде чем ловчий успел сообщить условия использования полностью. Алая жидкость впиталась в трещины на прозрачно-желтом камне.
- Где Марика? – Аргнар, молчавший до сих пор стиснул рукоять топора, висящего на бедре.
- Там, где и должна быть болтливая сука, - прокричал Вишу в ответ, легко позволяя истеричной злости брать верх, чувствуя, как медальон насыщает его искрящейся силой. Пальцы скрючились на тусклом металле.
Вэл кинулся к клеткам с собаками, стоящим в углу. Варвар, взревев от ярости, двинулся на вельможу, но тьма, окутавшая сгорбившуюся фигуру, остановила его на полпути. Она будто была осязаема, легкие забивались дымом и ноги вязли в чернильной густоте. Вокруг лорда сгущались тени, постепенно образовывая силуэты горбатых, криволапых псов с длинными спиральными хвостами. Гротескные пародии на собак вытягивались, словно разминая мышцы, водили носами, принюхиваясь к ароматам жизни, окружающим созданий ночи. Только желтые глаза огнями горели во мраке.
Лис и Вильгельм поспешно вытаскивали из клети бессознательную шаманку. Ловчий почти не смотрел назад, прекрасно зная, что там происходит, но принц никак не мог отвести взгляда от гипнотического зрелища. Клубы темноты порождали из себя новых и новых гончих, и Вишу почти не видно было за завесой тумана над смоляной сворой. Эти собаки не лаяли, а подвывали, заставляя кровь стыть в жилах.
- Отвернись, - крик Лиса и тяжелая пощечина вывели Вэла из оцепенения.
Спохватившись, он помог ловчему поднять Марику. Но лорд Вишу уже не обращал никакого внимания на собравшихся в его палатке людей. Его заботило только одно – победа в бессмысленном состязании. Он медленно вышел наружу, псы темной рекой бежали следом, обрастая шипами и обретая тело при каждом своем вдохе. Они послушно следовали за обладателем древнего медальона. Когда палатка опустела, Аргнар словно вышел из ступора. Топор выпал из его дрожащих рук, и варвар грохнулся на колени. В его взгляде была пустота.
Эта охота была самым ужасным зрелищем, которое довелось видеть всем посетившим праздник в честь Сигура. Призрачные псы вели с собой бессознательный страх. Огни словно потускнели при их приближении, и люди расходились, машинально уступая дорогу темной своре. Желтые глаза и оскаленные пасти заставляли крестьян прятать детей и опускать взгляды в землю. Лорд Вишу наслаждался производимым впечатлением, зрелищем полного повиновения окружающих.
- Вперед!
Голос лорда, полный дьявольского сумасшедшего веселья, разнесся по тишине, захватившей толпу, и его адская стая рванулась с места. Протяжный вой леденил сердца. Вишу хлопал в ладоши, словно безумный ребенок.
Один за другим псы возвращались, складывая у ног вельможи мертвого мираджа, и убегали вновь. Растерзанные, окровавленные трупы зайцев постепенно заполоняли поляну. Пятьдесят. Восемьдесят. Сотня. Снова и снова одна черная гончая исчезала в траве, и другая возвращалась с добычей. Солнце освещало охоту алым закатным светом.
Пока Вишу не сказал:
- Хватит.
Тотчас вся свора темным потоком возвратилась к его ногам, послушно укладываясь среди убитых зайцев. Из их пастей рвался ввысь черный дым. В желтых глазах огнем сияла пустота. Вишу повернулся к толпе, разрывая гробовую тишину дрожащим от восторга голосом.
- Ну как вам, господа судьи? – кричал он, - теперь я победитель? Это мои собаки, и в правилах не уточнены разрешенные породы.
Кучка судей, сгрудившаяся неподалеку, мрачно молчала. Пока одна женщина не выступила вперед и прокашлялась, чтобы прочистить охрипшее горло.
- По правилам мираджи должны быть живыми, - ее голос дрожал, - мы ведь продаем их фермам, чтобы выручить деньги на следующий праздник. Победитель все еще господин Гуддс.
Лорд Вишу не поверил своим ушам. Он стоял, окруженный самой чудовищной сворой всех времен, и ему снова отвечали «нет». Собаки вскочили на ноги, чувствуя, как нарастает ярость владельца медальона. Его пальцы впились в тусклую драгоценность.
- Вперед! Растерзайте их! Убейте их всех! – проорал он, его холеное лицо исказилось, словно уродливая маска. Последний луч солнца осветил его сгорбленную фигуру.
Темная свора рванула с места, растекаясь по лужайке… но не успела достигнуть ни одного человека. Солнца больше не было, лишь оранжевые сумерки едва освещали происходящее. Чернильные псы застыли на своих местах, в их пустых глазах вспыхнул огонь. Их хвосты заходили ходуном, и вой превратился в добродушное повизгивание, от которого по коже бежали мурашки.
- В чем дело? – Вишу от злости топнул ногой и потряс медальоном в воздухе, - терзайте плоть крестьян! Слушайтесь меня! Я ваш хозяин!
- Присваиваешь себе мою свору?
Вкрадчивый холодный голос заставил лорда обернуться. От ужаса его руки окаменели, и амулет выпал из деревянных пальцев. Прямо перед ним, окруженный клубами дыма, стоял мужчина. Оленьи рога росли из его темных волос, словно обмазанных смолой. Желтый и черный глаза неотрывно смотрели на вельможу, цепи пересекали бледное лицо. Эбеновый легкий доспех был словно создан из драконьей чешуи, и на нем искусно были вырезаны самые ужасные картины, кошмары человеческого разума. В руках незнакомец держал охотничий рог.
- Это был третий закат, держатель медальона, - сказал он, - контракт закончен, и ты теперь принадлежишь мне.
- Погодите, это какая-то ошибка, - пробормотал Вишу, отступая на шаг назад, - я вызвал свору впервые…
- Медальон в твоих руках, сын Единого, и на нем твоя кровь, - незнакомец улыбнулся, обнажая змеиные клыки и раздвоенный язык, - мои воины хорошо тебе послужили. Теперь дело за платой.
Вишу развернулся и побежал, истошно крича. Его крику вторил рев охотничьего рога, и в этом звуке сплелись воедино плачь и смех, несчастье и радость, боль и ангельское удовольствие. Свора рванула следом, растворяясь в ночном воздухе, сливаясь в сплошной ураган слепящей глаза тьмы. Последний отчаянный вопль Вишу резко оборвался, мир на мгновение вспыхнул ночью, и внезапно все закончилось. Факелы и светильники запылали с новой силой, где-то вдалеке запели птицы. Первые, редкие еще звезды никогда раньше не сияли так ярко.
- Что это было? – Вэл беспомощно осел на траву, прижимая к себе все еще спящую, но невредимую шаманку. Рядом с ним к столбу привалился Аргнар, смотрящий в пустоту невидящим взглядом.
- Это… Дэнди, хозяин своры, - Лис передернул плечами, сбрасывая оцепенение, - лучший торговец душами в Нижнем мире. Охота – его страсть. И эта свора – его личная гордость. Я бы не советовал тебе иметь с ним дела, - он замолчал на мгновение, затем едва улыбнулся, - жульничает с контрактами.
- Пива мне, - подал голос Аргнар, - или браги. И напомните в следующий раз решать такое дело старым добрым способом, - он сжал тяжелый кулак и потряс им в воздухе, - безо всяких ваших магических штук.
На поляне, где крестьяне приходили в себя, зажигались огоньки – маленькие феи, владельцы своры собак холмов, показывались из укрытий. Они лечили магические раны мираджей, погибших по воле Вишу. Верхом на своих псах они ездили от одного мертвого зайца к другому, аккуратно исцеляя зверей. Это было в их силах – фей оказалось достаточно, чтобы поднять из мертвых всех, благо участники соревнований помогали им как могли. Фейри вдыхали жизнь, крестьяне перевязывали лапы и накладывали мази. Если бы раны были нанесены обычными собаками, все окончилось бы иначе.
И постепенно над полем вновь зазвучал смех. Ночь, окружавшая лагерь, казалась ясной и чистой.
- Этим соревнованиям пора менять правила, - глубокомысленно заметил Вильгельм, укладывая спящую Марику на травяной ковер и накрывая ее камзолом.
Аргнар отправился за пивом к накрытым столам, со стороны которых уже звучали переливы лютней. Лис скрылся в палатке Вишу, и вышел оттуда спустя несколько минут, неся с собой полный мешок всякого добра. В зубах у него торчала дорогая сигара.
- Это все ему уже не понадобится, - беспечно ответил ловчий на укоризненный взгляд Вэла и повалился рядом с принцем на траву, подкладывая под голову руки.
Высоко в небе сверкнула упавшая звезда. Где-то неподалеку, на празднике, фейри учили крестьян танцам маленького народца. Происшествие с Вишу было легко забыто всеми, хотя организаторы действительно задумались о смене правил праздника.
- Что ты загадываешь, когда видишь падающую звезду? – внезапно поинтересовался Вэл, украдкой глядя на жующего кончик сигары ловчего.
- Всегда одно и то же, - Лис рассматривал ночное небо, следя за рисунком неведомых созвездий, - сбагрить тебя на руки брату.
Принц было надулся, но хитрый косой взгляд мужчины заставил его улыбнуться. А Лис вновь поднял глаза к небу, надеясь найти там хоть какой-то намек на то, что давно уже тяжелым грузом висело в его сердце – обсидианового дракона.

***


Забытый всеми медальон спокойно прятался в траве. Желтый камень отражал свет звезд, щеголяя новой трещиной, прорезавшей его щербатую поверхность. Тонкие пальцы легко дернули его за короткую цепочку, поднимая в воздух, и старинная драгоценность исчезла в кармане куртки. Где-то во тьме дьявольская свора Дэнди навострила уши.

@темы: обсидиановые крылья, ориджинал

URL
   

Loneliness

главная